Вся правда о духовности оргазма

sexnam51Рассуждать о сексе – дело не просто неблагодарное, а порой просто опасное. Ещё более опасная затея – писать статьи о психологических, эзотерических и философских аспектах плотского соития. И совершенное безумие – возводить оральные ласки в статус особого философского учения. Как автор множества статей о сексе я это знаю не понаслышке: стоит начать работать русским литературным языком, пряча за зубами своё грозное оральное орудие, как тебя начинают обвинять в потере рассудка на почве отсутствия возможности не болтать языком, а применять его по основному сексуальному назначению. Но одна дискуссия на тему философии минета подарила мне истинное духовное наслаждение. Вопрос, вставший (прошу прощения за каламбур!) при обсуждении связи сексуальных и энергетических практик, был таков: можно ли удовлетворить сексуальное возбуждение при помощи цигуна и подобных цигуну форм работы с энергией? Иными словами, не уходят ли философы от познания Дао, заменяя сексуальное удовлетворение множеством различных духовных практик? Разве не естественность – основной принцип даосской философии? Разве естественно отказывать себе в сексуальной разрядке, подменяя её другими состояниями?

Вопросы архиважные для понимания древней китайской философии, требующие обязательного разъяснения, особенно, если учесть тот факт, что проблемы подобного рода почти не освещены в специальной литературе о Дао. Самое большее, что можно прочитать на эту тему – это практические рекомендации тем, кто не может сдержать похоть и требует скорейшего  сексуального удовлетворения всем известным простым природным способом – методом трения гениталий о другие гениталии. Методы «трения» описаны во множестве книг для российских поклонников даосской философии. Однако остаются неудовлетворённые духовно читатели, подозревающие, что не всё так примитивно в древней науке. Оказывается, они совершенно правы, есть ещё кое-какое знание, которое последователи древних китайских школ разглашают не слишком охотно. Но поскольку гранд-мастер Дао получил разрешение на передачу этой закрытой информации своим ученикам, хочу поделиться с вами тем, что узнала от своего наставника.

Итак, давайте разберёмся, могут ли даосские практики удовлетворить сексуальное желание!

Начнём с того, что разграничим два важных понятия: состояние Дао и состояние естественности. Естественность обозначается китайцами понятием ци жан (zi ran). Считается, что ци жан – состояние индивидуальное. У даосского монаха и у бандита – разные ци жан. Своя естественность есть у животных разных видов, у птиц и прочих живых существ. Мужчина и женщина, вступающие в связь, имеют свою индивидуальную естественность, но, выстраивая отношения, они образуют ци жан пары. Такая же связь возникает между энергетическими системами разных людей. Каждый индивидуум является носителем определённого соотношения энергий инь и ян. При взаимодействии двух людей, в частности, мужчины и женщины, возникает инь-ян пары, где мужчина становится носителем янской составляющей, хотя в нём самом — обе энергии, а женщина в паре с мужчиной становится иньским началом, хотя и в ней есть энергия инь и энергия ян.

Естественность – это спонтанные побуждения, которым трудно противостоять. Чихание, испускание газов, икота – проявления ци жан. Истечение спермы во время полового акта для большинства европейских мужчин остаётся естественным проявлением, которое не принято сдерживать в той культуре, которой они принадлежат по рождению. Для представителей криминального мира агрессивное поведение – ци жан, в этой среде агрессия считается нормой. Для животных немедленное удовлетворение потребности совокупиться –  проявление животной естественности. Однако было бы странно, если бы мужчины и женщины, едва ощутив потребность в сексе, бросались на случайных прохожих, чтобы усмирить разнуздавшуюся плоть. Хотя у людей с низким уровнем культуры и слабым развитием осознанности потребность в совокуплении решается почти так же просто, как у животных. Но эта простота не является подтверждением духовного совершенства и доказательством близости к природе. Дело в том, что само понятие «природы» и «естественности» разное у человека и животного. Получается, что ци жан животных и ци жан человека – разные.

Как ученица китайского мастера Дао я часто сталкиваюсь со сложностями перевода. Мастер объясняет мне понятия даосской философии и пишет китайские иероглифы с транскрипцией на латинице, но часто оказывается, что синонимичное понятие в русском языке отсутствует. Такая «не конгруэнтность» языков связана с различием китайской и русской картин мира, которые фиксируются нашими языками. В китайской картине мира есть понятия, которые отсутствуют в нашей картине мира.

Когда зашла речь о том, есть ли сознание у животных, мастер объяснил, что некоторая форма сознания есть, но она отличается от человеческого сознания. В китайском языке есть два разных понятия, означающие «сознание животного» и «сознание человека». Наo ань ти (nao yuan ti) – сознание животного, в этом термине иероглиф «nao» означает дословно «мозг». Человеческое сознание обозначается термином ю ань ти (yi yuan ti) и означает дословно «мысль». Как объяснил мастер, у животных есть некие мыслительные процессы, есть следствия деятельности мозга, которые влияют на характер животного. Животное может быть добрым, ласковым или хитрым и жестоким. Но животное не способно перерабатывать информационный сигнал и трансформировать его в образ. Например, животное не способно переживать палитру эмоциональных состояний, слушая музыку. Животное не обладает способностью к творчеству. Для человека естественно плакать или смеяться, созерцая произведение искусства, это ци жан. Животному эти проявления недоступны.

Энергетическое строение животного и человека тоже заметно отличаются. «Восемь волшебных сосудов» — восемь особых энергетических каналов, которые являются резервуарами ци, есть только у человека. И особые «части души», расположенные в печени и лёгких – привилегия homo sapiens.

Ци жан животных более прост, но было бы некорректно считать, что он более естественный и природный. Ци жан человека определяется степенью его осознанности. Смысл познания Дао – достижение равновесия инь-ян путём приближения к высшим степеням осознанности.

А теперь вернёмся к сексу. Острая потребность в соединении с представителем противоположного пола, как полагают последователи даосской философии, возникает в результате дисбаланса инь-ян. Когда мужчине не хватает энергии инь, он стремится слиться с женщиной для того, чтобы получить более комфортное эмоциональное состояние и выровнять баланс инь-ян. Секс – самый простой способ достижения состояния покоя и умиротворения, особенно для тех, кто находится на очень низком уровне осознанности, для кого «мозг» — достаточное основание для следования естественности, кому «мысль» кажется тяжёлой ношей.

Есть и другие способы простого решения проблемы дисбаланса энергий и некомфортного эмоционального состояния – алкоголь, наркотики и прочие средства, облегчающие «тяжесть бытия». Как заметил мой наставник, чем слабее человек, тем более простые и доступные способы удовлетворения он выбирает. Но было бы неправильно полагать, что сексуальные отношения препятствуют развитию осознанности. Вступать в сексуальные отношения можно по-разному. Если соединение мужчины и женщины способствует энергоинформационному обмену и превращается в цигун, точнее, становится гунфу любви, то есть, высшим мастерством любовных отношений, тогда секс становится инструментом постижения Дао.

Не будем забывать о том, что для сексуального взаимодействия любовь не является обязательным условием. Враги могут наслаждаться эротическим контактом и получать при этом огромное физиологическое удовольствие. Но и для подлинной любви секс – не обязательное условие. Она способна существовать сама по себе – как проявление духа.

Для тех, кто надеется, что с этой минуты он начнёт постигать Дао и проявлять свой ци жан по восемь раз за ночь, уточню, что подобная даосская практика признана одной из самых сложных для реализации и мало эффективных. История китайских даосских школ знает немало примеров, когда школа, пытавшаяся практиковать постижение Дао при помощи сексуальных техник, терпела полное фиаско, и возвышенные цели, в конце концов, сводились к обычной половой распущенности. Именно поэтому в истории Китая не было ни одного великого мастера Дао, который представлял такую школу. А у современных гранд-мастеров сторонники сексуальных даосских практик вызывают мало уважения. Как сказал Сяоган, это школы с самой плохой репутацией и самой низкой квалификацией мастеров. «Секс – это вообще не тема для познания» — фраза, которую мой учитель повторяет каждый раз, когда я задаю ему вопрос об интимных отношениях. И порой мне бывает крайне сложно убедить мастера Цзи в необходимости такого знания для российских женщин.

Долгое время я не могла понять, почему мастер с такой неохотой обсуждает темы телесной близости мужчины и женщины. Ещё менее понятно мне было, почему даосы отказываются от простого, как хлеб и вода, удовольствия. Более-менее понятно всё стало только на третьем году обучения, когда мои энергетические каналы стали более открыты, а значит, я стала более чувствительной к энергии и информации. Тогда-то мне открылась вся правда о наслаждении без телесной близости. Оказывается, после некоторого воздержания, когда преодолевается нестерпимый сексуальный голод и доверие к энергетическим практикам вырастает, открывается целый мир иных, более впечатляющих телесных переживаний.

Самым удивительным открытием для меня, секс-тренера и женщины, которая долгое время ценила секс превыше других наслаждений, было то, что даосские практики при всей их духовности могут привести к телесным ощущениям, несравнимым с половой близостью! Несколько раз во время практики цигун я переживала мощнейшие сокращения матки, судороги всего тела, приносящие наслаждение. И парадоксально было то, что тело, как мне казалось, жило своей жизнью, внутренние органы взаимодействовали сами по себе, а движение внутри моего лона происходило без какого-либо «рукоприкладства», не говоря уже о более интимном воздействии. Самым сильным возбудителем и стимулятором была движущаяся энергия — ци!

Несколько раз я задавала себе вопрос: почему же раньше эти ощущения были для меня недоступны? Почему экспериментальным путём я не пришла к тому, что моё тело в тандеме с сознанием могут творить такие чудеса? Ответ я узнала от Сяогана. Сексуальная потребность подобна голоду. Если человек хочет есть, но у него нет пищи, он  может заниматься энергетическими практиками и получить энергию, необходимую для нормальной деятельности всех систем организма, из внешней среды. Ведь пища – это просто одна из форм получения энергии. То же самое происходит и с сексом. Если мы испытываем острую потребность в балансе инь-ян, то совершенно не обязательно уравновешивать свои энергии с помощью другого человека. Можно получить недостающую часть энергии из внешней среды и добиться ощущения удовольствия. Более того, если во время сексуального контакта нам придётся потратить изрядный запас витальных ресурсов, то во время энергетических практик наш КПД будет равен 100%, мы можем получить качественную энергию и баланс инь-ян, ничего не тратя. И вкус такого «духовного оргазма» будет более ярким и выразительным. Хотя оргазмом это состояние можно назвать только условно. Более точно его можно обозначить «Дао» — равновесие энергий инь и ян. Но путь к этому состоянию пролегает исключительно через использование ю ань ти, то есть, мыслительной деятельности.

Я не могла без специальных знаний достичь этого состояния, просто потому что, едва ощутив голод, удовлетворяла его единственным, казавшимся естественным, путём. Мне и в голову не могло прийти, что есть нечто другое. Я была уверена, что секс легко превратить в энергетическую практику, а оказалось, что энергетическая практика легко превращается в способ удовлетворения потребности в сексе. Заметьте,  удовлетворение потребности в сексе, а не удовлетворение тела. Цигун – это не мастурбация и не средство достижения долинного оргазма, несмотря на близость телесных ощущений.

Исследование этой темы ещё раз подтвердило мудрую мысль, высказанную Цзи Сяоганом: всё есть секс, и ни что не секс. И слава Дао, у человека есть возможность познать самые изысканные формы секса – сверхсексуально, то есть сверхтелесно. На то мы и люди, а не животные! И это наш ци жан – это для нас естественно!

Лиза Питеркина

Коментарии Facebook

Оставить коментарий

* Обязательные поля