Повелитель улетающих кукушек

kjhuhuw88Мастер Цзи – очень необычная персона. Настолько необычная, что интересно просто находиться в его поле, когда он молчит. Но если он говорит как наставник и мастер Дао, каждое его слово незыблемо, как горы: в нём чувствуется вечность и связь со всей Вселенной. Иногда во мне возникает странное чувство. Мне кажется, что я слишком впечатлительная, что как писатель домысливаю образ учителя и наделяю его сверхъестественными способностями, а на самом деле он обычный человек. И каждый раз, когда я пытаюсь развенчать мистический образ мастера, происходят события, выбивающие у меня почву из-под ног.

Когда я пребывала в шоке после очередного энергетического сеанса с мастером и искала повод убедить себя в том, что всё пережитое мне просто померещилось, и богатая писательская фантазия мешает трезвой оценке собственных ощущений, мне позвонила подруга. Подруга не посещает центр китайской медицины в качестве пациентки, но однажды была участницей чайной церемонии. Мы не обсуждали её впечатления после знакомства с мастером, я решила, что если у подруги будут какие-то особые впечатления, она обязательно поделится. Но она молчала несколько месяцев.

И вдруг – телефонный звонок. История, ставшая поводом к разговору, такова. Во время чайной церемонии Сяоган спросил подругу, не посещала ли она центр китайской медицины 10 лет назад. Ответ был отрицательный. Тогда Сяоган сказал: «Твоя родная сестра общалась со мной 10 лет назад».  Мою подругу нисколько не удивило такое заявление, несмотря на то, что Сяогану никто не говорил, есть ли у неё братья или сёстры. Сестра, действительно, была, но эта женщина настолько далека от темы древней китайской философии, что знакомство с мастером было совершенно исключено.

Но однажды в случайном разговоре с родной сестрой моя подруга упомянула моё имя и имя моего наставника, и в ответ услышала следующее: «Я знакома с Сяоганом. 10 лет назад мы дегустировали китайский чай у нашего общего друга, владельца магазина чая и кофе».

Эта история – из ряда обычных в истории моих взаимоотношений с наставником. Я не была свидетелем разговора упомянутого Сяогана с подругой, но моих собственных сюжетов хватит на полноценную мыльную оперу. Такие чудеса происходят постоянно. Наверное, скоро я перестану удивляться. Но пока эмоции сохраняются, моя память фиксирует каждую мельчайшую деталь эпизодов, поражающих воображение.

Однажды я пришла в китайский культурно-оздоровительный центр, и учитель встретил меня странным вопросом: «Зачем ты ходила на кладбище?»  На кладбище я не была и вопрос меня смутил. Поскольку мастер Цзи почувствовал какие-то негативные энергии, которые могут повлиять на моё здоровье, пришлось напрячь память и вспоминать, где я была в течение трёх дней, пока не виделась с Сяоганом. Из событий, которые хоть как-то могли быть связаны с кладбищем, вспомнились поминки бывшего одноклассника. И когда я произнесла слово «поминки», мастер воскликнул: «Плохие были поминки!» Сначала я возмутилась, потом поняла, что могла пропустить какие-то эпизоды, которые произошли в начале поминального обеда. В тот день у меня было важное мероприятие, поэтому я сильно опоздала. К тому же кафе, где проходили поминки, находилось на другом конце города, и мне пришлось преодолевать автомобильные пробки. К моменту моего появления обед был съеден, на столе оставалась только закуска, и я символически сделала глоток вина и съела кусочек колбасы. И удалилась я из кафе довольно быстро, потому что случайно оказалась за столом рядом с возлюбленной покойного, которая громко причитала про своё вдовство, забыв о том, что рядом находятся родители настоящей вдовы покойного. Возможно, именно этот нюанс почувствовал Сяоган. Когда я спросила его, как он догадался, что я была на поминках несколько дней назад, мастер сказал, что почувствовал запах церковной свечи, которая догорела перед моим появлением, но запах её оставался в воздухе, когда я пришла в кафе. А после этого он почувствовал информацию о смерти, поэтому и предположил, что я была на похоронах, на кладбище. Всё-таки мне показалось, что это совпадение, что мастер попал пальцем в небо и просто почувствовал некоторую печаль, которая, безусловно, сохранилась после поминок. И когда я почти накормила свой скепсис разумными доводами, мастер добавил: «И больше никогда не ешь такую колбасу, в ней почти нет мяса». Все мои доводы сгорели в огне этой ремарки.

Кладбища – это вообще отдельная тема в нашем общении. Когда я начала посещать китайский культурно-оздоровительный центр «У-Син» как пациентка, восстанавливающая здоровье после пневмонии с тяжёлыми последствиями, мастер запретил мне бывать на кладбище, на могилах моих близких, потому что кладбищенская информация может повлиять на ход лечения. На кладбищах много негатива, который легко проникает в ослабленное энергоинформационное поле и наносит вред здоровью. Я решила нарушить запрет мастера только после двух лет лечения, когда сил стало больше, а чувствительность усилилась в несколько раз. Решение приняла спонтанно, в день поминовения мамы. Целый день металась в сомнениях, но во второй половине дня всё-таки набралась смелости. Пока покупала цветы и церковные свечи, солнце начало клониться к закату. На кладбище уже никого не было, но страха я не чувствовала, поскольку кладбище мемориальное, находится в центре города и вокруг него всегда много народа. Я зажгла свечу, открыла молитвослов и начала вслух читать молитвы, соответствующие ситуации. Вдруг я спиной почувствовала приближение человека. Он двигался настолько медленно и осторожно, что у меня не возникло сомнений: тут что-то не так. Пока дочитывала молитву детей об усопших родителях, продумывала план действий: повернусь осторожно, начну разговор в дружелюбном тоне, а там видно будет. Человек стоял так близко, что я чувствовала его спиной его движения. Он беспокойно перемещался то влево, то вправо. Перекрестившись, как положено, повернулась. Такого ужаса я не переживала со дня смерти мамы: за моей спиной никого не было, но ощущение присутствия не проходило. Я бежала к воротам церкви так, как не бегала со студенческой поры, когда сдавала нормативы по бегу на стадионе. На следующий день пришла к Сяоану, чтобы поделиться эмоциями, но наставник опередил меня странной фразой: «Мужской пол». Какой пол, я поняла не сразу. Иногда мастер странно выражает мысли, потому что владеет русским языком не в совершенстве, говорит с сильным акцентом и порой прибегает к неожиданным формулировкам. От неожиданности я даже не сообразила, что имел ввиду наставник. Но он, видя моё непонимание, уточнил: «За твоей спиной стоял мужчина. Ты его почувствовала».  Все остальные мои вопросы мастер оставил без ответа. Наверное, правильно: «меньше знаешь, крепче спишь». Если знать всё, что видит и чувствует мастер, кукушки могут улететь!

Кстати, про кукушек. Однажды мне позвонила знакомая, ставшая пациенткой китайских мастеров точечно-канального массажа. В разговоре возникла тема, которая показалась мне некорректной по отношению к мастеру Цзи. В таких случаях у меня часто возникает ощущение, что мастер всё это слышит, и он не раз подтверждал правильность моих ощущений. И вот в тот самый момент, когда я почувствовала связь с мастером, раздался звук вылетающей кукушки в часах, которые давно сломались, но висят у меня на кухне для красоты. Я извинилась перед собеседницей и прервала разговор. Мастер – повелитель кукушек в сломанных часах, не иначе. Наверняка он повелевает кукушками и в моей голове, потому что пока мне с ним очень интересно и совершенно не страшно.

Лиза Питеркина

Коментарии Facebook

Оставить коментарий

* Обязательные поля